У любого уважающего себя печатного издания есть набор регулярных страшилок для дорогих читателей. В порядке возрастания желтизны: стихийные бедствия, генетически опасные растения, зеленые человечки…

Есть среди них и такая штука, как глобальное потепление.

Последнее время глобальное потепление не в моде, но потом цикл пройдет снова, и когда про него хорошенько забудут, какой–нибудь журналист снова вытащит полузабытую тему и она опять пойдет гулять мемом по инфосфере.

«Ведь в чем суть медиа–бизнеса? Когда к людям приходит горе, постарайтесь хорошенько его продать в виде новостей — и будет вам счастье.»

Тем временем, глобальному потеплению все равно, что о нем думают и говорят. Оно просто происходит. Пока вы завтракаете, пока вы смотрите кино, спите, занимаетесь сексом, сидите на берегу с удочкой и медитируете на поплавок, концентрация углекислого газа растет, а атмосфера Земли потихонечку прогревается.

Последние новости: площадь плавучего льда в Арктике в 2012 году была наименьшей за весь период наблюдений. Лед тает. В этом году площадь льда была больше, чем в 2012, но меньше, чем в среднем за 2000–ые. Процесс нагревания замедлился, но не остановился.

Как это устроено, кто виноват и что делать

Не знаю, как принято рассказывать про механизм глобального потепления. Пусть будет так.

Пусть Солнце это лампочка, а атмосфера — банка с воздухом. Мы с вами живем на самом ее дне. Воздух в банке состоит из 78% азота, 21% кислорода и еще 1% других газов. Всего 1%, но в них–то все и дело. Лучи лампочки проходят сквозь воздух и в основном достигают ее дна, но не полностью. Часть отражается от атмосферы в космос. Часть поглощается атмосферой и разогревает ее. Часть рассеивается в атмосфере во все стороны. Потом атмосфера, нагревшись, тоже начинает излучать в инфракрасном диапазоне. Все сложно.

Тем не менее, вместе это называется радиационный баланс, и его можно, пропустив выкладки, подвести — то есть подсчитать, сколько всего осталось и сколько улетело обратно в космос.

Получается, что есть несколько компонентов, которые наиболее сильно задерживают энергию и разогревают атмосферу. Это углекислый газ, водяной пар, метан, озон. Вот от этих компонент и зависит наше с вами теплеющее будущее. Само явление носит красивое название «радиационный форсинг». (Кстати, именно из–за метана появляются все эти дурацкие заголовки новостей про коров, влияющих на глобальное потепление. На самом деле, это еще вопрос, что дает больший вклад: коровы, утечки метана из газовой системы или гниение органики в болотах.)

Что известно о форсинге? Во–первых, сильнее всего действует углекислый газ, на втором месте метан, потом озон, потом водяной пар. Во–вторых, в целом известно, откуда эти вещества появляются в атмосфере и как из нее исчезают. В–третьих, есть еще аэрозоль. Это мельчайшие твердые частицы, взвешенные в воздухе, они наоборот, способствуют отражению солнечного света в космос и охлаждению атмосферы. К сожалению, этого охлаждения недостаточно.

Опять же опустим усложнения. В целом, можно пренебречь остальными компонентами и сосредоточится на углекислом газе, тем более что именно здесь человечество и приложило свою руку. Или скорее свои двигатели внутреннего сгорания.

В следующей серии — коварный углекислый газ и его злодеяния. Через десять минут в этом самом посте.
Если что–то получилось не совсем понятно, задавайте вопросы. Например, традиционный вопрос, почему зима становится холоднее, если у нас вроде как глобальное потепление.

Коварный углекислый газ

До 20 века человечество, в целом топило свои паровые машины углем, немного дровами и еще иногда использовало газ. В 20 веке люди одновременно придумали двигатели внутреннего сгорания, как из нефти делать бензин, и где на дне замерзших болот далеко на севере можно, как следует покопавшись, найти газ.
А потом принялись радостно все это богатство сжигать. При сжигании от всего этого остается целый букет веществ, в том числе угарный газ, углекислый и вода в виде пара. Угарный газ через несколько месяцев тоже превращается в углекислый.

Вот отсюда и потепление, хотя содержание углекислого газа в атмосфере в среднем всего лишь 476 миллионых долей (или 0,0476%). Это очень мало, но этого хватает, чтобы свет Солнца, задержавшись на этом количестве, разогревал атмосферу. Кстати, 476 это в наши дни. В 1980 году было 386 миллионых долей. Разница между этими двумя цифрами это примерно половина того количества, что все люди сожгли за эти годы.

В следующей серии — куда пропала еще половина углекислого газа и как устроена атмосфера, если не упрощать ее до состояния банки.

Как устроена атмосфера и климат

Во–первых, что такое «климат». Если вас интересует погода за окном, и что будет через день или неделю, — спросите у метеоролога. Если вам интересно, что будет через сто лет, спросите у климатолога. Их специальность это долгосрочные предсказания. И метеорологи, и климатологи используют суперкомпьютеры и сложные численные модели для того, чтобы просчитать, что будет с погодой на днях и через сто лет. Но делают это немного по–разному.

Если бы атмосферу можно было представить как банку, и те и другие были бы очень счастливы — куда проще моделировать. На самом деле, все куда сложнее, чем в банке под лампочкой. В одном полушарии лето, в другом зима. Солнце то дальше от Земли, то ближе. Да и само оно не светит так же ровно, как лампочка. В одном месте сгорел лес, и высвободилось много тонн углекислого газа. С другой стороны, океан поглощает углекислый газ из атмосферы. А тем временем еще тают ледники Антарктиды и Арктики, океан сдерживает рост температуры, растут леса и болота, немного дышат люди и прочие животные, в атмосфере появляется и распадается озон, гидроксил, оксиды азота и углерода, метан и еще десяток соединений. Все сложно, и хорошая модель должна это учитывать.

Тем не менее, описать эту систему можно.

Дальше опять про климат.

Я обещал рассказать, куда пропала половина углекислого газа. Ее поглотил океан, частично газ растворился, частично был связан химически. По дороге частично уничтожив коралловые рифы.

И снова о климате
Итак, атмосфера — сложная система. Нужно учитывать скорость и направление ветра, давление воздуха, температуру, концентрацию влаги, облака, осадки, взаимодействие атмосферы с рельефом (да, воздух тоже трется о поверхность земли), с океаном, изменение состава атмосферы, которое будет в свою очередь влиять на поглощение энергии Солнца (тот самый радиационный форсинг), учитывать выбросы углекислого газа и еще все то, что я там писал выше.

В целом точно предсказать поведение сложной системы невозможно. Слишком большая будет неопределенность. Поэтому их моделируют численно.
Но представить себе можно и сложные системы. У них есть свои общие закономерности поведения.

В целом, атмосфера Земли похожа на множество связанных маятников. Каждой переменной из тех, что я выше перечислил можно сопоставить свой маятник, а связи представить как веревки, соединяющие какие–то из них. Или как пружины. Зависит от типа связи.
Тогда температуру будет обозначать один маятник, скорость ветра другой, концентрацию газов еще несколько, а человечество будет играть роль подростка, который продолжает тянуть на себя маятник с надписью CO2 и ждет, что будет дальше.

Итак, маятники. Маятники, которые совершают периодические колебания. И система океан–атмосфера как множество таких колебаний. Ежедневные, ежегодные, многолетние, которые связаны с циклами океана и солнечной активности. Разнопериодические колебания, накладываясь друг на друга, образуют сложные непериодические колебания, в которых трудно усмотреть какую–то закономерность. Но многие пытаются. Выделяют какой–то отдельный фактор, например.

Есть мнения, что именно эти циклы, а вовсе не углекислый газ, определяет текущее потепление.

Например:

7 Responses to Глобальное потепление для чайников

  1. GAGA:

    Почему зима становится холоднее? У нас же вроде как глобальное потепление!

    • Артём Трофимов Артём Трофимов:

      потому что потепление обычно характеризуют средней температурой. Взять все станции, откинуть отдельные выбросы (если где–то за Северным полярным зимой метеостанция вдруг дает значение +5, с большой вероятностью у кого–то был косяк), откинуть все те станции, что внутри городов или совсем рядом с ними, потом усреднить по всем станциям и всему году, добавить по вкусу коэффициентов.
      А теперь немного магии. Пусть в десяти точках измерения температура на неделю выросла на 10 градусов, а в других десяти уменьшилась 10. В среднем никакого потепления. Но первые десять точек были в ОАЭ летом, а вторые в Сибири зимой. И теперь вместо средних +32 в ОАЭ целую неделю будет +42, а в Сибири вместо –30 будет –40. Почувствуйте разницу между средним и мгновенными значениями. Так что если ваша личная зима оказалась холоднее средней, это не значит, что средняя температура упала. Это значит, что где–то было значительно теплее нормы.
      К сожалению, теория говорит, что при потеплении будет расти средняя температура и вот такие внезапные выбросы будут происходить чаще. А это не только температура, но и осадки, например.

  2. dummy:

    У меня очень простой, обывательский даже вопрос. Если метеорологи используют суперкомпьютеры и сложные численные модели (что бы это ни значило), то какого хуя я до сих пор не могу получить внятный исполняемый прогноз на завтра?
    Вот вчера, например, они на сегодня рисовали солнышко, полузакрытое тучками. Я понял это так, что будет в основном пасмурно, и изредка будет вылезать солнце. Хуй там — целый день хуярил дождь. Доколе, блядь?

    • Артём Трофимов Артём Трофимов:

      Потому что матмодели, применяемые для прогнозирования погоды, полуэмпирические и статистические. Это детерминированный хаос, а в нем любое изменение (или неточность измерения) начальных значений ведет к сколь угодно большому изменению значений конечных. Но достоверность результата сейчас достаточно высока.

      Не путай бытовой прогноз со специальным. Спецпрогнозы сбываются в 19 случаях из 20 где–то. На бытовые же всем в среднем похуй. Спецпрогноз делается для конкретной точки местности на довольно короткий промежуток времени (часов 12–24) и используется для корректировки авиасообщения, например. Бытовой прогноз на город, типа ДС, изначально не может быть точным, потому что размеры ДС легко позволяют дождю хуярить, как из ведра на севере, когда юг будет подыхать от жары.

      Так что, если тебе нужен точный прогноз, смотри его не в айфоне, а на специализированных сайтах погодного мониторинга. Там не наебут. По крайней мере, если и наебут, то не сильно.

      Ну, кстати, к теме поста. Достоверной климатической матмодели для далеких экстраполяций нет и не предвидится пока. У человечества не так–то много накопленной информации для таких построений, да и факторы, влияющие на климат нихуя не ясны настолько, чтоб с какой–то вменяемой вероятностью сказать, что через 100 лет среднегодовая температура на Земле будет на 5 градусов выше или ниже.

      Ученые могут лишь выдвигать предположения, как тот или иной фактор будет влиять на климат. На деле: хуй его знает, как все получится. Уверенным можно быть лишь в результатах крайних значений исходных величин. Например, какая температура будет на Земле, если в нее пизданет комета и сдует атмосферу нахуй. Вот это рассчитать не так сложно. Остальное — не более, чем предположения.

  3. Аноним:

    Мне тексты показались не рассказом о страшилке и её анализом, а прямо таки пересказом самой страшилки, годным хоть прямо сейчас на желтые страницы.

    Я давно слежу за этой темой, и на сколько понял — никакого её понимания ни у кого нет. На угли дуют одни, видимо заинтересованные ученые, эдакие закамуфлированные «британцы», над ними смеются в усы другие, которые считаю, что всё это — чушь несусветная.

    Не помню, ни то у Дискавери, ни то у БиБиСи совсем недавно фильмчик был очень содержательный, как раз об этом. Там даже наших геологов и климатологов. Мне очень понравилось, что в фильме сопоставлялись две точки зрения.
    Одни трындели о грядущем пиздеце, и если честно, мне их аргументы не показались вполне состоятельными. Уж очень они тех журналистов напоминали.
    Другие же, совершенно спокойно рассуждали о всевозможных циклах, приводя факты из ископаемой истории Земли, на которых показывали, что такие циклы случались и случатся вновь. Дескать — ничего нового и неожиданного.

    Больше всего мне понравился как раз наш какой–то светила–климатолог, фамилию, естественно, не упомнил, который ведет изыскания в содружестве с пиндосами. Он с улыбкой ведал, что человечество, беспокоясь о своем влиянии на планету, оказывается слишком высокого о себе мнения. Типа, мы со своими выделениями, словно мухи в комнате, которые пытаются вырваться наружу, беспокоясь, что тут им не хватит воздуха. Он считает, что проблема углекислого газа высосана из пальца. Дескать, Земля, в этом плане, переживет деятельность сотни таких человечеств, даже не ощутив их присутствия.
    И уж если Земле вздумается менять климат, то уж точно не по причинам нами вызванным. И мы ничего не сможем изменить ни на десятую градуса, что бы не предпринимали.

    Цифр не помню, но он как раз на цифрах, вкратце показывал, сколько цеодва способны выделить леса (оказывается, старые деревья в отличии от молодых, потребляют кислорода больше, чем вырабатывают, а с угликислым газом наоборот), болота, всякие вулканы, и иные биофизические процессы на Земле, и сколько за то же время человечество, со своими печками и устройствами всегосжигания. Вышло так, что наши выделения совершенно ничтожны в общей массе.

    Во мнениях всех ученых этого спокойного лагеря красной канвой проходила одна мысль: говорилось о невозможности со стороны человечества что–то осознанно предпринять в этой связи, ибо зависимости совершенно не выведены. Упоминался «эффект бабочки» и непредсказуемость любых изменений. Слишком сложно, огромно и энтропично это явление — климат.

    Короче, эти два лагеря и до сих пор воюют. Ну как воюют? «Потепленщики» носятся с выпученными глазами, призывая на что–нибудь срочно потратить денег, типа: хули сидеть? трясти надо! Их визави ухмыляются и отмахиваются, умоляя не отвлекать глупостями. Я как–то так это всё для себя понял.

    Как оно есть на самом деле, будем посмотреть. Время еще терпит. :)

  4. Guru:

    Ну, кстати, часто еще приводятся данные о том, что от выбросы СО2 от вулканизма в 20 веке составляют всего 2% от антропогенных.

    Это, конечно же, охуенно, но не более, чем игра с цифрами. 100 лет для геологии — это секунда, даже какая–то ее мелкая доля. И в эту долю секунды вулканическая активность на Земле довольно низка, так уж случилось. Ничего подобного Кракатау, Тамбора или Хуйнапутина давненько не случалось. Я уже молчу про суперизвержения, типа Оруануи. Следующее, пожалуй, будет снова в Йеллоустоуне.

    А суперизвержения, ребята, могут не только выплюнуть в атмосферу СО2 больше в порядки раз, чем человек за всю свою историю, но и других чудесных соединений, типа пары миллиардов тонн оксида серы, например. В результате глобальное потепление может резко превратиться в ебическое похолодание, которое сменится новым витком потепления.

    Просто с точки зрения геологии, вся вот эта кутерьма, производимая человеком — это комариный укус и краткое мгновение. Наша история слишком коротка, а влияние слишком плавно и незначительно. Не забывайте, что человек равномерно и постепенно жгет ископаемое топливо, а тот же вулкан выплевывает всю суммарную эмиссию парниковых газов человечества за считанные часы. В детерминированной хаотической системе резкое изменение параметров ведет к ебической амплитуде результата. Хорошим примером тут может быть Чернобыльская катастрофа, где резкое изменение параметров установки привело к полному и бесповоротному пиздецу.

    К слову, ученые, настаивающие на проблеме глобального потепления, почему–то рассматривают только общее количество газов, но никак не динамику роста этих значений. А она гладенькая–прегладенькая, в отличие от вулканизма. Это как плавно поставить 10кг гирю на оконное стекло, а потом удивляться, что оно разлетается вдребезги от броска стограммового камешка.

    Но суперизвержения были на Земле, и не раз. И жизнь никуда не делась, даже человечество не вымерло из–за них (хоть и сильно подусохло в численности, но то был каменный век). Запас прочности у биосферы огромен.

    Это, конечно, не повод срать–сливать и засирать все вокруг. Но и паники устраивать не стоит.

    • Noway:

      Хотя, вулканы — лишь малая, хоть и сильная, часть в довольно подвижном механизме климатообразовани. Та же тектоника, но без извержений, думается способна баламутить и подпускать ближе к поверхности мантию, с колоссальным запасом тепла. Достаточно дно любого из океанов слегка подогреть, чтобы нам стало понятно, что мы со своими ископаемыми энергоносителями за всю свою историю столько дел не натворим.

      А колоссальные лесные пожары, которые бушевали на планете до нас и продолжают это делать вне зависимости от того, поджигает их кто–то или нет. Опять же, пиковые выбросы тепла и газов. Быстро, но много.

      Вот опять же — планктон. Он вырабатывает добрую половину кислорода на Земле. Утверждается, что численность этих водорослей падает, как раз в связи с повышением температуры океанов. Им так питаться не комфортно. Те же геологи уверяют, что колебания температуры океанов — совершенно обычное дело.
      Пройдет лет сто, подостынет вода и эта зеленая шушера сожрет всю углекислоту в один присест, размножившись лет за пять и превратив воду океанов в желе. Что мы не знаем как оно в живой природе бывает?

      Ну да фиг с ним. Пустое всё.

Добавить комментарий