В Исландии на Рождество приходит вовсе не Санта–Клаус, это было бы слишком просто. Нет, этим праздником заведует семейка Юле (Yule, я боюсь, что могу не угадать с транскрибированием), которая состоит из Грилы, мамаши–тролля, её тринадцати детишек и ручной кошки. Кошка, кстати, из них самая модница: после того, как ничего не подозревающие исландцы обмениваются подарками, она выходит на охоту и сжирает всех, кто окажется не в новой одежде. Потому что только последние лохи ходят в старье, таким не место в Исландии.

В Исландии на Рождество приходит вовсе не Санта–Клаус

Дети больше специализируются на мелких пакостях, причём каждый на своей — один оближет вам все ложки, другой сожрёт все ваши свечи , третий изнасилует вашу овцу, если она у вас, конечно, есть.

Да–да, овцы нигде не могут чувствовать себя в безопасности: ни на Кавказе, ни даже в сказочной Исландии.

Ну а мамаша, а что мамаша? Древнее существо известно своей страстью к человечине, особенно по нраву мягонькое мясцо детей. Куда уж тут Санте с его списком детей, которые себя хорошо вели!.. Тут всё серьёзней: если ты вёл себя плохо, то старушка Грила тебя сожрёт, если вёл хорошо, то может быть, МОЖЕТ БЫТЬ, ты доживёшь до следующего года. Мотивирует.

Йолль, наверное, самый главный из праздников суровых бородатых мужчин с прозрачными как небо глазами.

Праздник приурочен к зимнему солнцестоянию, самая длинная ночь в году — дальше будет светлее, это любая тварь понимает. Готовится к этому стоило основательно и заблаговременно. 13 (тринадцать) ночей все очень упорно пьют сидр.

Это очень много, чуваки. Серьёзно, тринадцать ночей. И даже салат Оливье ещё не изобрели, чтоб было чем блевать.

Поэтому неудивительно, что народ стал считать, что в эти дни эльфы и тролли начинают общаться с простым людям, предсказывая будущее и раскрывая тайны мироздания, а люди, которые и в остальные–то дни увлекались этаким, и вовсе покидают свои тела и присоединяются к наездникам Асгарда, а то и вовсе в оборотней превращаются.

Миры сходятся в Мидгарде, вращается веретено богини Урд.

Короче, главным в этом празднике является каким–нибудь образом его пережить. А там, глядишь, и в тело собственное получится вернуться.

 

Есть ещё клёвый чувак у Басков — Олендзеро: здоровенный, мать его, алкоголик. Наверное, у каждого во дворе живёт такой Олендзеро, но от Васи данного конкретного отличает дружелюбие и желание дарить подарки.

Этот огромный гигант приходит на праздники, дарит всем подарки, пожирает огромное количество еды (hint: справляйте Рождество у бабушки, пусть все будут счастливы!), не выпуская при этом из рук фляжки с бухлом.

Он такой же, как и мы все, только бессмертный и дарит подарки. Возможно, за свои пристрастия потом мучается похмельем аж до следующего года. Будьте снисходительны к нему, оставьте рассолу или минералки за дверью — он старенький уже, ему тяжело.

 

А вот, например, Кага Тио (Caga Tio):

Кага Тио (Caga Tio):

Кага Тио (Caga Tio):

Он так выглядит, потому что он ёбаное полено.

По испанским традициям это бревно должно было гореть 12 дней перед Рождеством, чтоб своим пламенем отгонять злых духов, нечисть и иммигрантов. Этакий дальний родственник кельтских жертвоприношений, только с супер–способностью: бревно умеет срать (I shit you not, извините за каламбур) подарками!

Честно говоря, больше я про него ничего не знаю, но и этого достаточно.

Это бревно, которое срёт подарками, а чего добился ты?

 

Во Франции же с фантазией всё было как–то не очень, зато очень хорошо с педагогикой.

Как известно, роль Санты там выполняет Святой Николас, он же Пьер Ноэль — ходит и раздаёт подарки хорошим детям. Но вот что интересно, ходит он не один, а с неким Пьером Футаром (Футардом?), который… пиздит детей. Кнутом. И больше ничего.

Такое вот разделение труда: Николас дарит подарки хорошим детям, а Пьер дарит кнута плохим.
— Но дяденька, я же вёл себя хорошо!..
— *удар кнутом* Не пизди, я подсматривал
— Дяяяденька, я больше не буду, я обещаю!
— *удар кнутом* Не пизди, я со счёту сбиваюсь.

Очень хороший повод не быть плохим ребёнком, а то можно и кожи лишиться.

Но, что интересно, Пьер не приватизировал порку, о нет. На аутсорс там плотно подсел некий Бельсникель, чьё лицо полностью покрыто коврами. Потому что никому не чуждо чувство прекрасного.
Я бы сказал, он символизирует собой дуальность человеческой натуры, а также высмеивает чёрно–белое представление мира у первых двух.

Сначала он дарит детям конфетку. А потом всё равно ебашит их кнутом. Почему? Потому что может.

Tagged with →  

One Response to В Исландии на Рождество приходит вовсе не Санта–Клаус

  1. Аноним:

    Русский Дедушка Мороз, вовсе не был мимими, мешок был для того, чтобы собирать пожертвования, а если мало давали, мог и заморозить насмерть. По форме приношения были аналогичны поминальным. Возможно Снегурочка это принесёная в жертву девственица, чтобы спасти от гнева деревню. Видимо её привязали на ночь, а утром нашли замёршую.

    И если Святой Николау реальный персонаж (который приходит 6 декабря), то я не уверен, что хотел бы встретиться с Дедом Морозом (как и любым другим настоящим божеством)

    Конечно жне, он ничего общего не имеет с кокакольным производителем игрушек.

Добавить комментарий