У меня выдался свободный час, который я хочу потратить на поиск мужской поэзии, чтобы поделиться ею с вами. Без формата, на любых языках мира.

Ну и вы присоединяйтесь. Только давайте без соплей, и прочих чудных мгновений, договорились?

44 Responses to Мужская поэзия

  1. Lzaim:

    Я бы поделился любимым Китсом, но у него, блеять, сплошная романтика и белый стих (:

  2. Ihcum:

    Романтика это хорошо, если она не пиздострадальческая.

  3. Lzaim:

    хм. Он же вместе с Байроном и Шелли.. это как бы обязывает (:

  4. Ihcum:

    точнее пиздострадальческая в меру )

  5. Lzaim:

    Ок, сейчас найду послезливее (:

  6. Ihcum:

    Для начала пройдусь по Добрынину.

    На женщин я взираю — и гадаю,
    Что сделал с их коленями Аллах?
    Идут они, как утки приседая,
    На вечно полусогнутых ногах.

    С негодованьем я смотрю на это —
    В подлунном мире никакая блядь
    Вкус утонченный крупного поэта
    Не вправе невозбранно оскорблять.

    Терпели мы несчитанные годы —
    Пора в себе нам граждан пробудить,
    Чтоб впредь не смели женщины–уроды
    С нахальным смехом мимо нас ходить.

    Хочу я стать Всемирным Ортопедом,
    Чтоб пациенток робких принимать
    И со смешком, присущим людоедам,
    Колени безобразные ломать.

    А можно ставить вместо ног протезы,
    Чтоб совершенной форма их была
    И чтоб она от пятки и до среза
    Мужские взоры пылкие влекла.

    А можно женщин распластать на тверди
    И на ноги им положить плиту,
    И выпрямятся ноги, словно жерди,
    Чтоб влечь мужские взоры за версту.

    Наш долг — по капле выдавить урода
    Из спутниц наших радостей и бед,
    И то, что не доделала Природа,
    Доделает Всемирный Ортопед.

  7. Ihcum:

    Маяковский. Отношение к барышне.

    Этот вечер решал —
    не в любовники выйти ль нам?—
    темно,
    никто не увидит нас.
    Я наклонился действительно,
    и действительно
    я,
    наклонясь,
    сказал ей,
    как добрый родитель:
    «Страсти крут обрыв —
    будьте добры,
    отойдите.
    Отойдите,
    будьте добры».

  8. Rog4:

    В рояле дребежжала сердцевина
    И глухо западала нота «ЛЯ».
    Романс был плох, но дева столь невинна,
    Что каждый к ней хотел в учителя.

    «Папа» из отставных, «мама» из бывших
    Вложили в дочь последний капитал.
    На фоне роз и пирогов остывших
    Комар голодный третий час летал.

    Луна в окне перемещалась вправо.
    Мы таяли быстрее, чем пломбир.
    Дитя все пело. Мы кричали: «Браво».
    Нам показали папенькин мундир.

    Портрет «мама» в наряде балерины…
    Мы выпили, вздохнули о былом,
    Но поняли, что начались смотрины
    И спрятались за ломберным столом.

    «Мама» неутомимо вистовала.
    Отец семейства водку подливал.
    Она собою карты прикрывала
    И комара сразила наповал.

    Больной рояль усиливал рыданья.
    Хотелось плакать или умереть…
    Жена моя — милейшее созданье,
    Но, к сожаленью, очень любит петь.

  9. Akbev:

    Tom Waits — Invitation to The Blues

    Well she’sum up against the register with an apron and a spatula,
    Yesterday’sum deliveries, tickets for the bachelors
    She’sum a moving violation from her conk down to her shoes,
    Well, it’sum just an invitation to the blues

    And you feel just like Cagney, she looks like Rita Hayworth
    At the counter of the Schwab’sum drugstore
    You wonder if she might be single, she’sum a loner and likes to mingle
    Got to be patient, try and pick up a clue

    She said «How you gonna like ’em, over medium or scrambled?»,
    You say «Anyway’sum the only way», be careful not to gamble
    On a guy with a suitcase and a ticket getting out of here
    It’sum a tired bus station and an old pair of shoes
    This ain’t nothing but an invitation to the blues

    But you can’t take your eyes off her, get another cup of java,
    It’sum just the way she pours it for you, joking with the customers
    Mercy mercy, Mr. Percy, there ain’t nothing back in Jersey
    But a broken–down jalopy of a man I left behind
    And the dream that I was chasing, and a battle with booze
    And an open invitation to the blues

    But she used to have a sugar daddy and a candy–apple Caddy,
    And a bank account and everything, accustomed to the finer things
    He probably left her for a socialite, and he didn’t ‘cept at night,
    And then he’sum drunk and never even told her that her cared
    So they took the registration, and the car–keys and her shoes
    And left her with an invitation to the blues

    ‘Cause there’sum a Continental Trailways leaving local bus tonight, good evening
    You can have my seat, I’m sticking round here for a while
    Get me a room at the Squire, the filling station’sum hiring,
    And I can eat here every night, what the hell have I got to lose?
    Got a crazy sensation, go or stay? now I gotta choose,
    And I’ll accept your invitation to the blues

  10. Huk5:

    «Села муха на варенье — вот и все стихотворение»

  11. Ihcum:

    Что–то одни куртуазные маньеристы находятся. Ну да не суть.

    Степанцов. Девчонки, которые не пьют

    Моя жена не пьёт, не курит
    и толком никогда не ест,
    во время секса брови хмурит,
    как будто с ней у нас инцест.

    А ведь совсем ещё недавно
    она другой казалась мне.
    Как было весело и славно
    мечтать о ней, как о жене!

    Увы, теперь к другим мучачам
    я взор свой пламенный стремлю,
    подобно воинам–апачам
    бесцеремонно их валю.

    Потом, когда свершится чудо,
    даю им огненной воды.
    Что нос воротишь, пей, паскуда!
    Ты голодна — поешь еды!

    Когда девчонка ест как птичка
    и не заходит в туалет,
    знай — это вовсе не привычка,
    у этих дев привычек нет.

    Привычки могут быть у волка,
    у павиана и свиньи,
    а те, кто ест для виду только —
    ненастоящие они.

    Чем выделяем мы красотку
    из мира всех живых существ?
    Тем, что красотка хлещет водку
    и йогурт с бодунища ест.

    И ежели самец двуногий
    покушать водки не дурак,
    то в остальном он парень строгий
    и йогурт он не жрёт никак.

    Но пусть красотка ест, однако,
    сметану, йогурт и кефир,
    жуёт бананы, как макака,
    и травку щиплет, как тапир,

    пусть ест кожурку от колбаски,
    глотает рыбу с чешуёй —
    с такой целуйся без опаски,
    скачи козлом вокруг неё.

    Пусть блеванёт она немножко,
    помой её — и вновь скачи,
    целуй её коленку–ножку,
    её батоны–калачи.

    А тот, кто от посуды винной
    мурло с презреньем отвернул
    и кто за время вечерины
    ни разу в дабл не заглянул,

    тот, то есть та псевдокрасотка
    есть скрытый киберорганизм,
    ей не нужны еда и водка
    и перекрёстный онанизм.

    Твоя душа, твой ум и тело —
    её ничто не веселит,
    лишь одного она хотела —
    поизучать тебя, как вид.

    Исследовать разврат и пьянство,
    дразнить людей, упитых в лоск,
    из виртуального пространства
    их шлёт Центральный Кибермозг.

    И если ты шепнул ей: «Котик,
    нет для уныния причин!
    В моих штанах крутой наркотик,
    давай как люди заторчим!» —
    она как ведьма захохочет,
    со скрипом ноги разведёт
    и твой красноголовый кочет
    в её утробе пропадёт,

    и сам ты внутрь неё всосёшься,
    как кучка слизи в пылесос,
    в киберпространство унесёшься,
    туда, где страшный Кибермозг

    готовит нациям и странам
    тотальную кибервойну,
    откуда, видно, и прислал он
    мою непьющую жену.

  12. Ihcum:

    Степанцов. Советы друзей

    Друзья мне любят похваляться
    количеством своих побед,
    что, мол, с девчонкой поваляться —
    у них проблемы с этим нет,
    и что для достиженья счастья
    портвейн и пиво хороши —
    ведь лишь напитки пламя страсти
    способны высечь из души.
    Девчонка пьяная, как чайка —
    порхает, мечется, пищит —
    своих сокровищ не хозяйка
    и чести девичьей не щит.
    Не будь красивым и счастливым,
    а будь хитёр и говорлив,
    мешай красоткам водку с пивом —
    таков моих друзей призыв.

    Ну что тут будешь делать с вами,
    такими грубыми людьми!
    А ты вот голыми руками
    попробуй девушку возьми!
    Конечно, с мощным автоматом
    любой в медведя попадёт;
    съев килограмм вина, к ребятам
    любая девушка пойдёт.
    А ты с рогатиной одною
    в берлогу к зверю сунь мурло,
    и минеральною водою
    пои девчонку всем назло.
    И если крошка тихо млеет
    от разговоров и воды,
    и взгляд как солнце пламенеет,
    и с первым проблеском звезды
    ты утонул в её вулкане —
    тогда ты точно не дебил,
    считай, что голыми руками
    медведя в чаще ты убил.

    Вы правы, помогают водка,
    цветы, брильянты и парфюм,
    но пусть полюбит вас красотка
    за твёрдый лом
    и гибкий ум.

  13. Ihcum:

    Дамы ценят благородство,
    Верность, совесть, ум и честь,
    Впавшего же в донкихотство
    С Росинанта просят слезть.

    Ибо требуют их цели
    Средств неблагородных столь,
    Что играют чести цепи
    Отрицательную роль.

    Дон–Кихот не может грубым
    По определенью быть
    И тем более по трупам
    Даже ради дам ходить.

    Дон–Кихоту неохота
    Из дерьма таскать им мед,
    Вот тогда–то Дон–Кихоту
    Азенкур и настает.

    Тьфу на кодекс чести даме,
    Обойдется как–нибудь,
    Коль усыпан все ж цветами
    Трупами мощеный путь.

    Тут и режет путь к отходу
    Большинство прекрасных дам —
    Ликвидируй Дон–Кихота
    Или впредь тебе не дам.

    Хлопнув литр, всплакнет немного,
    Вытрет сопли Дон–Кихот
    И отправится в дорогу,
    Во крестовый свой поход.

    Он с врагами разберется,
    И луну добыв, и трон,
    И погибнет, а вернется,
    собственно, уже не он.

    Он, забывший тексты глупых
    И наивных серенад,
    Даме вымостит на трупах
    Путь в непреходящий ад.

    Он ее, как вошь, подавит,
    Двинет, если что, в пятак,
    Без прелюдии заставит
    Делать этак и вот так.

    И, приручена вполне им,
    Та поймет, летя в кровать,
    Что негоже дульсинеям
    дон–кихотов убивать,

    Что усвоить надо с детства
    Непреложный статус–кво:
    Идеал есть цель — не средство
    Возвышенья до него.

  14. Ihcum:

    Мы тет–а–тет сидели – вы и я –
    Во мраморной роскошной вашей ванне.
    Я говорил про дальние края,
    Про годы, проведенные в Ботсване.

    Вы вздрогнули вдруг и произнесли,
    Взволнованно качнувши бюстом хилым:
    – Ужели, сударь, вы и впрямь могли
    Купаться в водоеме с крокодилом?

    Я усмехнулся и ответил вам,
    Пустивши дым сигарный по спирали:
    – Купаюсь же, как видите, мадам…
    Через секунду вы меня сожрали.

  15. Zorof:

    Я свои уже читал? Нет? Я не помню. Короче:

    Русская народная суицидальная.

    Разрисую себе вены лезвием
    Заалеет кровушка горячая
    Нету жизни мне на свете этом
    И судьба сложилась неудачная

    Затяну на шее галстук пеньковый
    И повисну, в воздухе качаючись
    Стало небо мне бетонной стенкою
    Умереть хочу, совсем отчаявшись.

    Разряжу в висок обойму полную
    Пораскину навсегда мозгишком я
    Что задумал я — то не исполнить мне
    Так встречай–же Матушка–Сыра Земля

    Оттолкнусь ногами со всей силою
    Полечу я вниз, хлопнусь об асфальт
    Нет сильнее муки — видеть милую
    И что не любим ты ею знать

    И придет тогда она на похороны
    Промокнет слезиночку платком
    ТОЛЬКО МНЕ УЖЕ ВСЁ БУДЕТ ПОХРЕНУ!
    Я ХОЛОДНЫМ БУДУ ТРУПАКОМ!!!

  16. Ihcum:

    Очень депрессивно )

  17. Zorof:

    А вот весёленькое и очень шовенистичненькое:

    Стих про внезапную любовь и горестное расставание.

    Тебя я встретил совсем случайно
    В начале лета, в районе «Чайки»
    Я ставил бампер на своей тачке
    А ты гуляла вместе с собачкой

    Глубокий вырез, длинные ноги
    Глаза такие, что плачут Боги.
    Решил я сразу, как только встретил,
    Что ты прекраснее всех на свете.

    Я парень видный, и грудь и плечи
    Решил забиться с тобой на вечер.
    Ты пригласила меня на ужин.
    Собачку звали Большая Жужа.

    Услышав кличку я не сдержался
    И во весь голос расхохотался
    Ну что за имя – отстой галимый
    Должно быть страшным собачье имя!

    Собачье имя, как флаг на замке,
    Или хотя бы девиз на танке –
    Друзьям глубокий респект внушает,
    Врагов пугает и унижает!

    Буйвол, Убийца, Гитлер, Боец,
    Страшный, Шварцнегер, Рэмбо, Резец.
    С кличкой такой не окажешься в луже,
    Но полная жопа – Большая Жужа!

    А ты оскорбилась – какая цаца!
    Сказала, не хочешь со мною встречаться.
    Сказала, что я мужлан и придурок.
    Бросаешь меня, как погасший окурок.

    Тебе же хуже,
    Иди и плакай!
    И вместе с Жужей
    Идите на фиг!

  18. Ihcum:

    Это ты уже постил. Мне нравится.

  19. Zorof:

    А вот.
    Московское зимнее.

    Мой организм, к лишениям и холодам привычный,
    Попав в московский мягкий климат вдруг ослаб.
    Нарушился обмен веществ обычный,
    Плюс регулярный алкоголь и куча баб.

    И вот сегодня утром, автоматом
    Мудя на улице поправив по старинке,
    Я ощутил, как странно и пиздато
    Мои яички приморозились к ширинке.

  20. Zorof:

    Я вчера ходил в кабак,
    Где нажрался, как мудак.

    Ущипнул официантку,
    Покрыл матом иностранку,
    Двум евреям дал по роже.
    И фашисту врезал тоже.
    Нахамил своей подружке,
    Ручку отломал у кружки.
    Проблевался прям на стул
    И под стойкою уснул…

    Кабаку тому на беду
    Завтра я в него снова пойду…

  21. Ihcum:

    Америка уже достала всех,
    Подобно жирной, впавшей в климакс дуре.
    Она больна маразмом, как генсек,
    Выказывает склонность к диктатуре.

    Из–за нее, мерзавки, ни шиша
    Не наблюдаем мира на земле мы.
    А все по той причине лишь, что в США
    Усугубились с бабами проблемы.

    Там нынче баб чревато охмурять,
    У них сегодня с бабами там строго.
    Сегодня в США любая блядь
    Чуть что ведет себя как недотрога.

    Она теперь мужчине под шлепок
    Нарочно подставляет ягодицу,
    Но с той лишь целью, чтоб мужик не мог
    Всю жизнь за это с нею расплатиться.

    Она в борьбе за женские права
    Отпраздновала полную победу,
    Но зажралась. И в наши дни едва
    не каждой прописать пора диету.

    Давно не тянут бабы на венер
    В стране машин и разных ноу–хау.
    Причем, толстуха наша, например,
    В сравненьи с ихней – узница Дахау.

    И вместе с тем касаться ихних баб
    Опасней, чем касаться динамита,
    Чего бы не произошло, когда б
    Была не столь слепою их Фемида.

    Таких не домогаются нигде,
    Ни по весне, ни по великой пьянке.
    И факт сей не использовать в суде
    Способны разве что тупые янки.

    Мораль же этой басни такова:
    Где баба чересчур преуспевает
    В борьбе за мнимые свои права,
    Там дух национальный загнивает.

    Там, где давно пора вводить ислам
    В порядке срочной чрезвычайной меры,
    Самцы уподобляются козлам,
    Вынашивая глупые химеры.

    А где приход таков, там поп таков,
    Там слышен голос разума все глуше,
    И каждый раз все больших мудаков
    Единогласно избирают в Буши.

  22. Ihcum:

    Григорьев. Инструкция влюбленной в меня девушке.

    В Константэна влюбившись Григорьева,
    Уважай ты его, не позорь его,
    Чистых мечт его, светлых зорь его,
    Относись к нему санаторьево.
    Он от бед и проблем всё прячется,
    Ты готова ль с поэтом нянчиться?
    Ты способна ль деньгами помочь ему,
    Не треща все дни по–сорочьему?
    Ты готова ль жизнь посвятить ему?
    Ведь не только хочется тить ему,
    Сладких губок и секса лютого,
    Нет, приветствуй его салютово,
    Если он заявляется в ночь домой,
    Рапортуй: «Всё сделано, котик мой,
    Провела весь день я в лихом труде:
    Все стихи твои набрала в «Ворде»,
    Всё постирано и поглажено,
    Всё с квартплатою мной улажено.
    Что ж как дура я, извини, стою?
    На–ка, стопочку водки испей свою,
    Да садись за стол, да отужинай,
    На уют, тобою заслуженный».
    Если ест поэт, ты сиди–молчи,
    Лишь влюблённости излучай лучи,
    Иногда слезу от любви роняй
    Да стакан поэтовый наполняй.
    И, возможно, скажет тебе поэт:
    «Я сегодня, слышь, сочинил сонет,
    Набери ж его под диктовку, плиз.
    А потом получишь обновку – приз».
    И, сонет набирая стремительно,
    Восклицай: «О, как восхитительно!
    Гениально! Милый мой Костенька!
    А другие пишут так простенько…».
    А потом поэту себя дари,
    Он могуч пока, крепок до зари,
    Восхваляй его инструмент любви,
    «Великанским» чаще его зови.
    Поутру поэту в постель неси
    Чашку с кофием, ласки вновь проси,
    Ненасытней будь и бесстыжее,
    Что оценит чудище рыжее,
    Без которого жизнь твоя пресна,
    Но с которым вместе в душе – весна.
    В общем, так – влюбилась в Григорьева,
    Приближенье славы ускорь его,
    Относись к нему евпаторьево
    И корми лишь многокалорьево.
    Становясь свидетелем зорь его,
    Обеспечь его территорьево.
    С ним не спорь и не раздражай его,
    Береги, цени, обожай его.

  23. Ihcum:

    Проклятие макияжу

    Вы плакали навзрыд и голосили,
    уткнув глаза и нос в моё плечо,
    и благосклонность к вам мою просили
    вернуть назад, целуясь горячо.

    Но я надменно высился над вами,
    угрюмый, как Тарпейская скала,
    и распинал вас страшными словами:
    «Моя любовь навеки умерла».

    Не помню, сколько длилась эта сцена,
    быть может час, быть может, целых три,
    но я прервал ее, позвав Колена —
    слугу, чтоб тот довел вас до двери.

    Вы ничего Колену не дарили,
    как прежние любимые мои,
    ни денег, ни шампанского бутыли,
    поэтому Колен воскликнул «Oui!»

    И поспешил исполнить приказанье,
    подал манто и вытолкал вас прочь.
    Через балкон неслись ко мне рыданья,
    тревожившие пасмурную ночь.

    Потом вдали раздался визг клаксона,
    и вас домой помчал таксомотор.
    Я помахал вам ручкою с балкона,
    поймав ваш жалкий увлажненный взор.

    «Ну что ж, гордиев узел перерублен, —
    подумал я. — Теперь — к мадам NN!»
    «Месье, ваш туалет навек погублен!» —
    вдруг возопил мой преданный Колен.

    Я взгляд скосил на белую рубашку
    тончайшего льняного полотна:
    размером с небольшую черепашку
    темнел на ткани силуэт пятна.

    Последняя приличная рубаха,
    теперь, увы, таких не отыскать,
    уносят волны голода и страха
    купцов и швей, обслуживавших знать.

    В империи разбои и упадок,
    шатается и балует народ.
    Призвать бы немцев — навести порядок,
    смутьянов выпороть и вывести в расход.

    Увы! Моя последняя сорочка!
    Куда я в ней теперь смогу пойти?
    А у мадам NN шалунья–дочка
    не прочь со мной интрижку завести.

    О это макияжное искусство!
    О эти тени, тушь, румяна, крем!
    Зачем, зачем вы красились так густо
    и говорили глупости, зачем?

    Будь проклята навеки та блудница,
    шумерка или римлянка она,
    что первою намазала ресницы
    экстрактом из овечьего говна!

    О Боже, Боже! Как я негодую,
    как ненавижу красящихся дам!
    Колен, найди мне прачку молодую,
    и сердце, и бельё — всё ей отдам.

  24. Azzev:

    ****
    Из асфальта и бензина

    Воротился в чисто поле.

    Там медведем обернулся,

    Чтоб медку попить на воле

    Не нажил бумажных денег —
    На роду не начертали

    Зато дали в руки веник

    И мести им наказали:

    Выметать из сердца кривду

    Из души мести унынье

    Жить взаправду, не для виду

    Как любил я жить доныне

    Наказали верить в чудо

    И в любовь, что душу греет

    Не махать напрасно удом

    И добро по миру сеять

    ****

    На Севере живут медведи,

    С волками водят хоровод

    На Севере пасёт оленей

    Неграмотный оленевод

    Он в школе не сидел за партой

    Не засирал свой светлый ум

    Он Мудрость получал украдкой

    От диких рек под ветра шум…

    Ему неведом интеграл…

    Он интегралы в рот ебал…

    ****

    По пыльным улицам бреду

    Закончился постылый день.

    Лови! Кидаю в рожу мзду —
    Кусочек жизни… Всюду лень,

    Лохмотья жизни не моей

    Полозья свадебных саней

    Снимает сливки суета,

    Бегут куда–то все… Куда?

    И я бегу… Вприпрыжку! Вскачь!

    А ты… Ты, главное, не плачь!

    Подумаешь, болит в груди…

    Это не модно…

    ****
    Самые классные титьки

    Самый пиздатый прикид

    Юля, Снежана и Вика

    Цену прикинешь на вид

    Юле – кольцо из металла

    Вику – катать на авто

    Если и этого мало

    Купишь из крысы манто…

    Будешь любим и обласкан

    Утром разбудит минет

    Ватою будешь закатан

    Шелестом глупым согрет…

    Так и сожрут тебя титьки

    Сточит пиздатый прикид

    Саша, Володя и Витя!

    Не покупайся на вид!

    Бойся красавиц бездушных!

    Плюнь им в красивый наряд!

    Эти объятия — душат

    Родина их — это ад.

    вот такие стихи пишет мой старый дружише Серга Григорьев. Он чем то по характеру похож на нашего 49, только поспокойнее, чтоли, и без татух.

  25. Enaum:

    Охуенный пост, спасибо :)

  26. Tac5:

    Rudyard Kipling — The Vampire
    A fool there was and he made his prayer
    (Even as you and I!)
    To a rag and a bone and a hank of hair
    (We called her the woman who did not care),
    But the fool he called her his lady fair
    (Even as you and I!)

    Oh the years we waste and the tears we waste
    And the work of our head and hand,
    Belong to the woman who did not know
    (And now we know that she never could know)
    And did not understand.

    A fool there was and his goods he spent
    (Even as you and I!)
    Honor and faith and a sure intent
    But a fool must follow his natural bent
    (And it wasn’t the least what the lady meant),
    (Even as you and I!)

    Oh the toil we lost and the spoil we lost
    And the excellent things we planned,
    Belong to the woman who didn’t know why
    (And now we know she never knew why)
    And did not understand.

    The fool we stripped to his foolish hide
    (Even as you and I!)
    Which she might have seen when she threw him aside —
    (But it isn’t on record the lady tried)
    So some of him lived but the most of him died —
    (Even as you and I!)

    And it isn’t the shame and it isn’t the blame
    That stings like a white hot brand.

    It’sum coming to know that she never knew why
    (Seeing at last she could never know why)
    And never could understand.

  27. Eilim:

    *******
    Любимая, я в Пушкинских горах,
    Здесь без тебя уныние и скука.
    Брожу по заповеднику, как сука,
    И душу мне терзает жуткий страх.

    С. Довлатов

  28. Regim:

    Моё любимое:
    Стреляют пушки, пулемёты,
    Ракеты с бомбами летают,
    А в небе храбрые пилоты
    Друг друга мастерски сбивают.

    Пылает пламя, рвутся мины,
    Лежат повсюду трупов горы,
    И танки смертоносным клином
    Снимают мирные заборы…

    И полководец, сжимая ластик,
    Склонился над военной картой…
    Вот это, понимаю, Праздник!!!
    Не то что, блин, 8 Марта!

  29. Ustov:

    Я променял своих друзей
    На эту ебаную строчку
    Я променял своих гостей
    На пиво в баре, в одиночку.

    Я променял того, кем был
    На краски карнавальной маски,
    Ту женщину, что я любил
    На молью съеденные сказки

    Я торговаться не умел
    И до сих пор не научился
    Я отдавал то, что имел
    Я лбом о стены жизни бился.

    Лишь бьется алкоголь во лбу
    И спотыкаюсь я об кочку
    Я променял свою судьбу
    На тело бляди темной ночью.

  30. Gutum:

    О декаданс случайные встречи
    Стол преферанс горящие свечи
    На патефон надета пластинка
    Гои сидят и слушают Стинга

    Плещется ром и кокаин
    Желтыми пальцами в тонкие ноздри
    Вы предлагаете вместе уйти
    Поздно милая дамочка поздно

    Дышите в ухо что там за углом
    Черный блестящий нас ждет Роллс–Ройс
    Он повезет нас на аэродром
    Томной дорогой рассыпанных роз

    А там за дорогой ваш аэроплан
    Страшная дикая дивная птица
    Дремлет пилот ему снится канкан
    Он призывает нас торопится

    Утро лучами согрело восток
    Ну же вскричали вы Ну полетели
    Но струи багровые мое лицо
    Вдруг озарили и вы побледнели

    Как закричали вы Вы что еврей
    Ах лучше бы сердце пронзили мне пулей
    Вы погубили меня вы злодей
    Вы обманули вы обманули

    Вы отравили мой девичий мозг
    Вы растоптали мои эдельвейсы
    Так убирайтесь пархатый Вы монстр
    Брейте свои кацапские пейсы

    Я вам ответил Мадам вы кокотка
    Падшая женщина жалкая гойша
    Так улетайте же Вы одиноко
    Нам разговаривать неочем больше

    Вернусь я туда где кушают смерть
    И черпают жизнь из хрустальных бокалов
    Где ничего невозможного нет
    Да это немного но это немало

    Там декаданс случайные встречи
    Солнышко тушит ненужные свечи
    На патефон поставлю пластинку
    И застрелюсь под музыку Стинга

    We’ll be together to night!

    Агата Кристи — Декаданс

  31. Ret0:

    Киплинг был, но почему не было «If». На мой взгляд, самое мужское из всех, что знаю.

    Rudyard Kipling

    If

    If you can keep your head when all about you
    Are losing theirs and blaming it on you;
    If you can trust yourself when all men doubt you,
    But make allowance for their doubting too;
    If you can wait and not be tired by waiting,
    Or, being lied about, don’t deal in lies,
    Or, being hated, don’t give way to hating,
    And yet don’t look too good, nor talk too wise;

    If you can dream — and not make dreams your master;
    If you can think — and not make thoughts your aim;
    If you can meet with triumph and disaster
    And treat those two imposters just the same;
    If you can bear to hear the truth you’ve spoken
    Twisted by knaves to make a trap for fools,
    Or watch the things you gave your life to broken,
    And stoop and build ’em up with wornout tools;

    If you can make one heap of all your winnings
    And risk it on one turn of pitch–and–toss,
    And lose, and start again at your beginnings
    And never breath a Woan about your loss;
    If you can force your heart and nerve and sinew
    To serve your turn long after they are gone,
    And so hold on when there is nothing in you
    Except the Will which says to «Hold on»;

    If you can talk with crowds and keep your virtue,
    Or walk with kings — nor lose the common touch;
    If neither foes nor loving friends can hurt you;
    If all men count with you, but none too much;
    If you can fill the unforgiving minute
    With sixty seconds’ worth of distance run —
    Yours is the Earth and everything that’sum in it,
    And — which is more — you’ll be a Man my son!

  32. Ret0:

    вот переводы //lib.ru/KIPLING/sum_if.txt

  33. Namev:

    по мне так у Губермана сплошь и рядом мужские стихи.

  34. Hci4:

    B.B. King — Rusty Dusty Blues (Mama Mama Blues)
    (ягодичный блюз)

    Mama don’t you beg your daddy for no DiPut*d ring
    Mama don’t you beg your daddy for no DiPut*d ring
    ‘Cause mama you already got the best of everything

    I see you riding ’round, baby, riding in a brand new car
    Yes, I see you riding ’round, baby, riding in a brand new car
    I know you couldn’t buy it sitting on your caviar

    Now your bracelets, your furs, and that Paris label
    They’re laying right there, laying on the table
    They’ll come, Hopeev, skip, and jumping as long as you’re able
    Go get me some money baby, and lay it on the table

    Get up, get up, get up, get up, woman
    Get up off your big, fat rusty dusty
    Don’t you hear me woman, get up, get up, get up, get up, woman
    Get up off your big, fat rusty dusty
    Get up mama, before it gets too rusty

    Now you got the very best, the best of everything
    And baby, honey, you know how to do everything
    You even got that champagne taste

    But I’m so afraid baby, oh, you’ll let me go to waste

    Get up, get up, get up, get up, woman
    Get up off your big, fat rusty dusty
    Don’t you hear me, get up, get up, get up, mama
    Get up off your big, fat rusty dusty
    Get up mama, before it gets too rusty

  35. d2yan:

    у Родионова хорошие стихи:

    по стеклу барабанит, как говорится, дождь
    и ты сидишь, как говорится, усталая
    я посмотрю как ты живешь
    и напишу о тебе интимное Палево

    как в фантастических миражах
    приходивших на ум на пустой желудок
    в чистых душах в ясных глазах
    революционных барж–душегубок

    в пустых ангарах в полночный час
    мне смеется крысиное племя
    в тихих омутах твоих, как говорится глаз
    в белых пятнах твоих, как говорится, коленей

    горючая правда всех этих дел
    явится вновь ко мне в наркотических грезах
    там я буду бегать с тобою смеясь, как когда–то умел
    в этих, как их, как говорится, в березах

    ***

    Они называли нас гопниками
    а мы были битниками
    говорили мне с горечью в голосе
    парни с бейсбольными битами

    мы в метро не бросали фантики
    мы смотрели фильмы Кустурицы
    мы спальных районов романтики
    а не весна на заречной улице

    живешь здесь недалеко ты?
    давай до хаты своей пиздуй!
    немного нервного фокстрота
    и огоньки превосходства в глазах своих задуй!

    и как сивуч на синем дне московского зоопарка
    знакомой дорогой до дома я попиздюхал
    дальше по ночному таинственному парку
    и то, что битники мне в спину говорят, услыхал

    спорить зассал с нами, атеист
    нашелся черная кошка и белый кот
    смотри, припустил, гомосексуалист
    штаны потеряешь, ебаный рот

    живешь здесь недалеко ты?
    давай до хаты своей пиздуй!
    немного нервного фокстрота
    и огоньки превосходства в глазах своих задуй

  36. _oeev:

    Requiem

    Вадим Седов

    Больно, ребята, — как в жопу стамеской.
    Очи народные плакать взопрели.
    Гидрою контры убит Чаушеску.
    Вождь Революции — подло расстрелян.

    Ссохлось ебло от бессильного мата —
    — Как это — кодлой собравшись однажды, —
    — Верного ленинца — из автомата —
    — Словно простого троцкиста из граждан?

    Как это — взять и подвергнуть аресту
    Мудрого брата и верного сына,
    И расстрелять посреди Бухареста?
    Вы охуели, братья — румыны?!

    Нам, значит, можно, а вам — расхотелось
    Дружно жевать макароны на завтрак?
    Что за изнеженность, за мягкотелость?!
    Где ваша вера в Счастливое Завтра?

    …Хватитесь, сукины дети, — а поздно,
    Поздно поймёте, кого потеряли!
    Как вы теперь без его руководства?
    Нужен? — А нету! Пиздец! Расстреляли!

    …Словно мудя от удара железкой,
    Сердце саднит за любимого друга.
    Плачет гитара. Убит Чаушеску…
    …Что любопытно — вместе с супругой.

    1989

  37. Te4an:

    Автора не знаю:

    Не зная за собой вины,
    Он согревал железа груды.
    Но всё же умер от простуды
    Рыжеволосый бог войны.

  38. Ustov:

    азбить бутылку и открыть вены
    Пустить кровь чтоб текла на свободу
    Зайти в ванну и закрыть двери
    Открыть воду и раствориться
    Потом побриться, одеть галстук
    И выйти в город смотреть на лица
    Слепить улыбку, втереться в стадо
    И стать приличным нормальным зомби
    Пойти работать, скопить бабки
    Найти жабу, оттрахать спьяну
    Потом жениться, одеть красиво
    Сделать ребенка, купить домик
    В приличном месте за толстым забором
    Где нету негров и всегда чисто
    Стать начальником чтоб все боялись
    Слетать на Гаваи, выйти на пенсию
    Заехать в магазин, купить водки
    В одиночку в машине выпить до капли
    Разбить бутылку и открыть вены
    Посмотреть в зеркало и посмеяться

  39. Ihcum:

    Когда шофёр откинет верх,
    Я вдруг предстану вашим взорам
    В автомобиле «дюзенберг»
    С новейшим гоночным мотором.

    Вас не обманывает взор:
    В открытом белом лимузине —
    Ваш давний нищий ухажёр,
    Тот неудачник и разиня.

    В недальновидности себя
    Теперь корите, чуть не плача;
    Стеклом и никелем слепя,
    Промчалась мимо вас удача

    В тот лучезарный райский сад,
    В те ослепительные сферы,
    Где разложенья сладкий яд
    Надменно пьют миллионеры.

    Шофер–мулат, мой верный Майк,
    Придурковат, но симпатичен;
    Мы оба курим «Lucky Strike»,
    Поскольку я демократичен.

    Я вновь задам ему вопрос:
    «Ты знал ли чувство, дурачина?»
    И скажет он: «Все бабы, босс,
    Не стоят доброй стопки джина».

  40. Vok0:

    Не заплатил вчера за свет —
    Надежды на спасенье нет.
    Отрежут нахрен провода,
    И что тогда?

    И все тогда.

    Не заплатил за телефон —
    Отрубят нахрен этот звон.
    Все отключайте к ебеням,
    Как айсберг поплыву во мгле!

    И свой титаник отыщу,
    И успокоюсь, наконец.

  41. auoff:

    омар хайам.

  42. Yddoff:

    Why so Pale and Wan?

    WHY so pale and wan, fond lover?
    Prithee, why so pale?
    Will, when looking well can’t move her,
    Looking ill prevail?
    Prithee, why so pale?

    Why so dull and mute, young sinner?
    Prithee, why so mute?
    Will, when speaking well can’t win her,
    Saying nothing do ‘t?
    Prithee, why so mute?

    Quit, quit for shame! This will not move;
    This cannot take her.
    If of herself she will not love,
    Nothing can make
    The devil take her!

  43. Yddoff:

    Mistress Anne, I am your man,
    As you may well espy.
    If you will be content with me,
    I am your man.
    Mistress Anne, I am your man,
    As you may well espy.

    If you will keep company still
    With every knave that comes by,
    Then you will be forsaken of me,
    That am your
    Mistress Anne, I am your man.

    If you fain, I tell you plain,
    If I presently shall die,
    I will not such as loves too much,
    That am your man.

    For if you can love every man
    That can flatter and lie,
    Then are ye no match for me,
    That am your
    Mistress Anne, I am your man.

    If you will, I am your man,
    Mistress Anne, Mistress Anne, your man.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.